Тада Хироси

Интервью с Хироси Тада

Автор этой статьи Stanley Pranin
Aikido Journal #101 (1994)
http://www.aikidojournal.com/article?articleID=88&lang=ru
Автор перевода Елена Петрова

Хироси Тада, Сихан Айкикай, 9 дан, в 60-е годы представлявший айкидо в Италии, всегда стремился постичь духовные аспекты этого боевого искусства. Когда он начал практиковать айкидо, он стал членом общества Темпукай, а после создал систему дыхательных и медитативных упражнений для своих учеников, названную Ки-но-Ренма. В своем интервью сенсей Тада говорит о физической и духовной практике и своем понимании смысла айкидо.

Сенсей, как я понимаю, вы начали практиковать айкидо после поступления в университет Васеда?
Да, но из-за войны в додзе я был принят только в марте 1950 г.

Когда вы поступили в университет, вы занимались также каратэ, а затем интерес к айкидо победил…
На самом деле я не очень много занимался каратэ, хотя имею черный пояс. Вначале я практиковал оба вид а, но больше времени стал уделять айкидо, и вскоре понял, что невозможно заниматься и тем, и другим. Конечно, я не думал, что айкидо лучше каратэ – просто я очень восхищался Морихеем Уесиба. Я знал его с самого детства через своего отца.
В 1942 году я был в Синкьо (сейчас это Чанг Чан, Манчжурия), но выступление сенсея Уесиба на демонстрации воинских искусств в честь 10-летия университета Кенкоку я пропустил. Мой старший двоюродный брат рассказывал мне, что это была фантастическая демонстрация. Практически никто не мог принять укеми сенсея – создавалось впечатление, что уке просто отбрасывает разряд высокого напряжения.

В четвертом номере Aikido Tankyu /периодическое издание Айкикай Хомбу Додзё/ вы писали, что были очень поражены тем, как необычно думает сенсей.
Когда я был зачислен в додзе, мне было 20 лет, а сенсею – 67 или около того. Разница в возрасте составляла 47 лет. Однако независимо от силы, с которой я его атаковал, он бросал меня так легко, что казалось, что никакой разницы в возрасте нет. Сейчас, конечно, когда я вспоминаю это, все кажется мне вполне понятным.
Так или иначе, вокруг него царила особая атмосфера, и он был наполнен необычной энергией. Я понял, что встретил настоящего специалиста в области воинских искусств.

Вы стали членом Темпукай в то же время, как начали заниматься айкидо?
Когда я поступил в Хомбу Додзе, большинство тренирующихся там были членами либо Темпукай, либо Нисикай. Правда, в то время в додзё было только шесть или семь человек, среди них Кейзо Ёкояма и его младший брат Юсаки - оба студенты университета Хитоцубаси. В последние годы войны Юсаки провел в морской академии и поступил в университет уже после того, как война закончилась. Именно он рекомендовал меня в Темпукай и Ичикукай. Еще один человек показал мне общеукрепляющие упражнения. Все это вместе с занятиями у Морихея Уесибы стало основой моих тренировок. Я примкнул к Темпукай в тот же год, в который начал занятия айкидо. Тогда сенсей Темпу Накамура проводил ежемесячные учебные сессии в храме Гококукай. Так же, как Айкикай, Темпукай делал очень мало для публичной пропаганды своих идей, и членами Темпукай становились по рекомендации других членов. Когда я встретил сенсея Темпу и услышал, о чем он говорит, я решил немедленно присоединиться к этой группе.

Были ли знакомы сенсей Уесиба и сенсей Темпу?
Да. Они познакомились еще до моего поступления в додзе, и, по-моему, это произошло благодаря отцу Тадаси Абе, который был членом Темпукай и одновременно учеником сенсея Уесибы. Первоначально Темпукай был известен как общество по изучению объединения медицины и философии и особое внимание уделял объединению тела и духа. Я принимал участие во многих экспериментах сенсея Темпу, поэтому много знаю о нем.

Долго ли вы были активистом Темпукай?
До тех пор, пока в октябре 1960 года я не уехал в Европу. А в декабре 1968 года умер сенсей Темпу. За те шесть лет, пока я был в Европе, умер и сенсей Темпу, и сенсей Уесиба, и мой отец.

Я слышал, что сенсей Темпу был специалистом по работе с мечом.
Да, он был мастером Zuihen-рю баттоджюцу. Свое имя, Темпу, он составил из китайских иероглифов «тен» и «пу», которые использовались для одного из методов написания Zuihen-рю, в котором он был особенно искусен. Сенсей Темпу был потомком Точибана из Янагамы. В Янагаме воинские искусства были так популярны, что связывались с Сага из клана Кюцу, известного по книге под названием Hagakure (классический текст по бусидо, который продиктовал Цунетомо Ямамото в 1916 году – прим. журнала). Сенсей Темпу очень замечательно говорил, потому что большая часть из того, что он говорил, была результатами его собственного опыта, а не интеллектуальных занятий. Таким же человеком был и сенсей Уесиба. Идеи, которые родились просто из размышлений, действуют на людей не так сильно.

Не могли бы вы рассказать нам об Ичикукай?
Одним из последних учидеси Тессью Ямаока был человек по имени Тецую Огура. Ученики и последователи Огура вместе с членами лодочного клуба Токийского государственного университета создали общество, в котором практиковали мисоги (аскетизм и ритуальное очищение) Им руководил Масатецу Иноуэ. Вначале члены Ичикукай собирались по 19-м числам каждого месяца, поэтому общество так и называлось (ichiku по-японски может обозначать 1 и 9, то есть 19 – прим. журнала). Когда в общество вступил я, собрания проходили в старом додзе в Накано. С четверга по воскресенье мы сидели в сейза по 10 часов в день, распевая отрывок из норито (синтоистская молитва) и вкладывая в это всю душу. Это было что-то похожее на пение мантр. Пройдя такое посвящение, вы становились членом общества, и тогда могли посещать собрания раз в месяц по воскресеньям. Там выполнялись специальное упражнение, называемое ичиман-барай, которое заключалось в том, чтобы десять тысяч раз позвонить в ручной колокольчик. Звук колокольчика не начинал звучать ясно и чисто до тех пор, пока движения руки не становились автоматическими. Своих старших студентов в айкидо я сейчас тоже обучаю этому.

Тренировались ли вы с мечом или дзё?
Был такой период, когда О’Сенсей сердился, если студенты в додзе тренировались с мечом или дзё, и он им это запрещал. Однако позже он начал сам учить этим вещам. В детстве я практиковался в традиционной японской стрельбе из лука, которая сохранялась в нашей семье. В школе я также занимался кендо. Это было во время войны и потому не было ориентировано на спортивные результаты. После того, как я начал изучать айкидо, я отрабатывал удары меча о дерево, растущее около моего дома.
Личные тренировки очень важны независимо от того, каким боевым искусством вы занимаетесь. Лучше всего создать свою собственную программу тренировок, которая начинается с бега. После двадцати и примерно до сорока лет каждое утро я обычно вставал в 5-30 и пробегал около 15 километров. После этого я возвращался домой и занимался рублением связки прутьев деревянным мечом – бокеном. Тогда дома в Дзиюгаоке располагались дальше друг от друга, чем сейчас, я и мог шуметь, сколько угодно. Тренировался я, используя метод Jigen-рю, который узнал у О’Cенсея в Ивама. Говорят, что в старые времена воины провинции Сатсума выполняли ежедневно десять тысяч ударов по связкам хвороста, я же в лучшем случае мог сделать только пятьсот. Сначала от таких упражнений у меня цепенели пальцы, но через некоторое время я мог без каких-либо проблем наносить удары по большому дереву. Таким же образом я заставлял тренироваться моих учеников в университете Васеда и университета Гаксин. Я считаю, что это один из лучших методов тренировок в айкидо.
Но при этом не нужно использовать чрезмерную физическую силу. Без усилий просто держите бокен или даже обычную деревянную палку, сжимая ее в момент удара мизинцем и безымянным пальцем. Скорость и умение должным образом сжимать пальцы будет развиваться естественным путем. Такой способ мягкой тренировки очень важен потому, что привычка постоянно использовать много энергии может привести к тому, что вы слишком сильно будете выполнять броски и техники с партнером, а это может быть опасным.
Очень жаль, что маленькое пространство наших додзе больше не позволяет проводить тренировки такого рода. Я хочу кое что реорганизовать, чтобы все-таки сделать такие тренировки более доступными.
То, что я сейчас описал – основной метод практики рубления. Работа ног, движения рук и развитие ки с помощью кокью – другие важные элементы личных тренировок.

Вы учились у Морихея Уесиба и развивали собственный метод на основании того, что вы видели?
Разумеется. Очень важно внимательно наблюдать тренировки самого учителя и хорошо их изучить. В противном случае вы можете прийти к поспешным и неверным заключениям и в итоге будете выполнять бессмысленные или неверные вещи. В любом случае вам нужно внимательно обдумать, чему учил ваш учитель, и попытаться разглядеть то, что составляет основную линию тренировки, а затем снова и снова тренироваться до тех пор, пока вы это не освоите. Тогда вы сможете создать свой собственный метод тренировок.
Я думаю, что если вы хотите стать специалистом в том, чем вы занимаетесь – не важно, воинские искусства это, спорт или что-то иное – вам нужно работать не менее двух тысяч часов в год, когда вам больше двадцати или тридцати лет. Это примерно пять-шесть часов в день. Вероятно, это зависит от человека, однако большая часть этого времени должна отводиться на личные тренировки. После тренировки вы можете прийти в додзе, чтобы попытаться проверить, закрепить, проработать то, чего вы достигли.
Хороший способ тренировки с приложением всех сил – это использовать в качестве партнера дерево, потому что тогда вы можете наносить более жесткие удары, чем если бы вашим партнером был человек. Если ваш партнер – человек, нет никакой необходимости работать жестко – это время вы можете посвятить тому, чтобы наработать правильные, ясные движения, отточенные, как лезвие бритвы.

Рассказывал ли Сенсей Уесиба что-нибудь о Дайто-рю или Онисабуро Дегучи?
Сенсей Уесиба всегда очень уважительно говорил о своих учителях, включая Сокаку Такеда и Онисабуро Дегучи. Из его рассказов о Дайто-рю мне запомнилось больше всего то, что у Сокаку Такеда был совершенно замечательный метод тренировок. После занятий сенсей Уесиба часто рассказывал нам в додзе о самых разных вещах.

Вероятно, сенсей Уесиба рассказывал и о религии, особенно о религии Омото…
Да, и иногда я ясно понимал, о чем он говорит, а иногда он ставил меня в тупик. Но он говорил нам: «Это всего лишь мой способ объяснения. Я же хочу, чтобы вы поняли мои слова в тех терминах, которые понятны вам, чтобы вы пересказали это современным языком».
Айкидо оказывает более благотворное влияние на человечество, чем принято думать, даже если рассматривать его с точки зрения таких людей, как я, которые специализируются на айкидо. В 1952 году, когда я закончил университет и решил специализироваться на айкидо, все мои друзья были изумлены – возможно. потому, что это было вскоре после окончания войны. Однако для меня айкидо сенсея Уесибы воплощало в себе сущность культуры Японии, и в нем я видел нечто такое, что в будущем для Японии станет очень важным.
В действительности, однако, в Европе айкидо прижилось быстрее, чем в Японии. Тем не менее если начинать вот так, с чистого листа, в совершенно другой культурной среде, заниматься айкидо невозможно, если не понимать действительных целей тренировок. Без этого тренировки напоминают прыжок на поезд, который идет неизвестно куда. Другими словами, в айкидо с самого начала важно иметь правильное отношение к тренировкам. Что касается выбора метода тренировок, совершенно нереально спрашивать с тех людей, которые ходят в зал 2-3 раза в неделю, больше, чем с тех, кто хочет тренироваться несколько часов каждый день. Для первых достаточно тренироваться так, как нужно для них самих в том контексте, в котором построена их жизнь. Но тот, кто хочет стать специалистом и действительно глубоко знать айкидо, должен очень отчетливо представлять, куда он идет и как собирается туда дойти.
Что касается методов тренировок, я ничего не могу сказать о том, правильны они или нет. Большинство специалистов в воинских искусствах не критикуют технику других, потому что бывает слишком много случаев, когда тот, кто кажется слабее, оказывается значительно сильнее.

Расскажите, пожалуйста, о вашей организации в Италии.
Официальное название итальянского Айкикай – Ассоциация традиционной японской культуры (Traditional Japanese Culture Association), и она официально признана Министерством культуры Италии. Как предполагает название, айкидо изучают там в традиционной форме. Совершенно понятно, что то, чем они занимаются, очень далеко от любого вида спорта. Думаю, что для японцев, живущих в Японии, эту ситуацию трудно понять. Если сказать об этом другими словами, они практикуют айкидо как динамическую медитацию. В таких местах, как Италия, Швейцария и Германия фраза ki no renma (развитие ки) используется в традиционном японском понимании.